Идиоматика и группы фразеологии ее составляющие

доцент кафедры “Иностранные языки”

“МАТИ” – РГТУ им. К.Э. Циолковского

“Высокая культура речи – это умение правильно, точно и выразительно передавать свои мысли средствами языка. … Она заключается еще и в умении найти не только точное средство для выражения своей мысли, но и выбрать наиболее доходчивое, то есть наиболее выразительное и наиболее уместное, то есть самое подходящее для данного случая, и, следовательно, стилистически оправданное”. В языке существуют готовые блоки – “заранее” созданные сочетания слов. Это, прежде всего, фразеологизмы, которые очень часто имеют образный смысл. Строя предложение, говорящий берет при необходимости готовый блок – фразеологизм и ставит его на нужное место. Что же такое фразеологизмы?

“Фразеологизмы – это монолиты, которые невозможно разъять на части, не разрушив их”. Фразеологизмы имеют значение только как целое, поэтому и уподобили их монолитам. Фразеологическая единица характеризуется семантической монолитностью при вполне определенной технической раздельнооформленности. Иными словами, составляющие ее элементы выступают как отдельные слова в плане выражения, но утрачивают свою раздельность и лексическую самостоятельность в плане содержания. На семантическом уровне элементы фразеологических единиц не являются словами в подлинном смысле: это лишь потенциальные слова. Сохраняя внешнюю форму слов, эти элементы утрачивают присущее им вне фразеологической единицы содержание. Их индивидуальные конкретно-лексические значения оказываются подчиненными значению целого.

Однако раздельность элементов фразеологической единицы в плане выражения не может не оказывать влияния на те особенности, которые характеризуют ее в плане содержания. Результатом этого влияния является то, что раздельнооформленные элементы фразеологической единицы, утратив свое первичное конкретное содержание, могут приобрести новое, обусловленное данной фразеологической единицей: потенциальное значение становится “актуальным” в определенной речевой ситуации. Отсюда и термин “потенциальное слово” для компонентов фразеологических единиц. Он удобен в том смысле, что заостряет внимание именно на скрытых семантических возможностях предельных компонентов фразеологической единицы.

Многие лингвисты считают фразеологические единицы эквивалентами слов на том основании, что как те, так и другие вносятся в речь в готовом виде. А.И. Смирницкий считает, что “поскольку фразеологическая единица включается в речь именно как целая единица и функционирует в речи как одно целое слово, оно оказывается известным “эквивалентом слова”. Эквивалентность фразеологической единицы слову состоит в том, что фразеологической единице присущи два характерных признака типичного слова: семантическая цельность и существование как готовой единицы в языке, ее воспроизводимость в речи”. Трактовку фразеологической единицы как эквивалента слова находим и в книге И. В. Арнольд: “Под эквивалентом слов понимаются устойчивые сочетания, которые подобно словам не создаются в речи заново, а вносятся в нее в готовом виде”. У А.И. Смирницкого эквивалентность слову является важнейшим показателем фразеологичности. Однако целостность слова основана, как указывает сам А.И. Смирницкий, “на его цельнооформленности, а цельность фразеологической единицы на ее идиоматичности”.

Поскольку фразеологическая единица представляется прежде всего как устойчивая и семантически неразложимая, реализация потенциальных семантических возможностей одного (или одновременно нескольких) из составляющих ее компонентов воспринимается как своего рода “нарушение” фразеологической единицы, как ее деформация. При этом происходит процесс актуализации, или “оживления” потенциального слова. При разрушении фразеологической единицы последнее в той или иной мере раскрывает те расширенные семантические возможности, которые оно приобрело, регулярно функционируя в составе сложного идиоматического целого.

Идиоматика – это собирательное понятие для всех видов фразеологии, общими свойствами которых является следующее:

  1. Тесная спаянность компонентов устойчивого словосочетания в семантическом отношении, то есть полная или частичная потеря ими самостоятельной значимости и растворение ее в едином смысле синтаксического целого.
  2. Устойчивость или стабильность формы.
  3. Наличие эмоциональной, экспрессивной окраски вследствие ощутимости переноса значения или образности фразеологической единицы (за исключением тех выражений, где образность и перенос значения полностью утрачены в данный период языкового развития).

Исходя из вышеизложенного к идиоматике можно отнести следующие группы фразеологии.

Первая группасобственно идиомы. Это абсолютно неделимые и неразложимые устойчивые сочетания, значение которых не выводимо из лексического состава их компонентов. В прошлом это свободное словосочетание, в ходе развития утратившее конкретное первоначальное значение и превратившееся в устойчивое фразеологическое сочетание с новым, более широким переносным значением. Первоначальное значение этих фразеологических единиц может быть установлено лишь с помощью этимологического анализа. Примером могут служить следующие выражения:

be on the top of the world (быть на верху блаженства), Hamlet without the prince of Denmark (Гамлет без принца датского, то есть что-либо лишенное самой своей сути), the observed of all observers (центр всеобщего внимания), like grim death (отчаянно, изо всех сил), not for the world (ни за что на свете), play with loaded dice (жульничать, обманывать, водить за нос), with half a heart (неохотно), draw a blank (потерпеть неудачу, окончиться неудачей), straight from the shoulder (откровенно, прямо).

Второй группой идиоматики являются фразеологические словосочетания с явно ощутимым переносом значения, нередко называемые в лингвистической литературе поговорками. Характерной особенностью этих фразеологических единств является конкретность образа, жизненность ситуации, на базе которой создается фразеологическая единица. В качестве примера рассмотрим следующие фразеологические словосочетания: our withers are unwrung (наше дело- сторона), that cat won’t jump (этот номер не пройдет), one’s fingers itch to… (руки чешутся), one’s hour has come/struck (час пробил), how goes the enemy? (который час?), one’s days are numbered (дни сочтены), a lot of/much water has flowed/flown under the bridge/bridges since… (много воды утекло), more power to your elbow (желаю успеха! дай бог не последнюю (рюмку)!), when two Sundays come/meet together (после дождичка в четверг, никогда; букв. “когда два воскресения встретятся”).

Третьей группой фразеологии, входящей в состав идиоматики, являются парные словосочетания. Особенностью данных фразеологических единиц является описание одного понятия через синонимичную, антонимичную или смежную по значению пару слов (существительных, прилагательных, наречий и глаголов), соединяемых при помощи союза. Например, cakes and ale (веселье), Jack and Jill (парень и девушка, парочка влюбленных), John and Richard Roe (истец и ответчик, то есть взамен имен истинных юридических лиц), high and dry (покинутый в беде), ups and downs (удачи и неудачи), off and on (время от времени, с перерывами), lock, stock and barrel (целиком, полностью; “со всеми потрохами”), bill and coo (ворковать, нежничать, ласкать друг друга), cross the t’s and dot the i’s (ставить точки над i, уточнять все детали).

Четвертой группой фразеологии, входящей в состав идиоматики, являются пословицы. Представляется интересным проследить понятийное содержание термина “пословица” в двух языках. Так, среди характеристик пословицы по английским словарным дефинициям выделяем следующие:

-         краткость, лаконичность пословицы (the proverb is… short…);

-         по форме своей пословица – есть предложение (proverb is a short sentence…);

-         пословица – цитата (…that people often quote…);

-         пословица появилась давным-давно (proverb is ancient);

-         пословица отражает правдивые явления (proverb is true);

-         пословица – хранительница мудрости народа (that gives or tells you something about human life and problems in general).

Структурно и семантически пословицы занимают особое место среди других фразеологических единиц. Первая особенность пословицы состоит в том, что она эквивалентна не слову, а предложению, выражает не понятие, а целое суждение. Одна из характерных особенностей пословицы состоит, следовательно, в замкнутости ее формы. Неотъемлемым ее свойством можно считать назидательный смысл. Выразительной функции пословицы способствуют весьма широко используемые особые художественные средства. Этими средствами являются свойственные пословице образность, краткость, ритм, рифма, параллелизм. Краткость является, по выражению Ф. Зейлера, важнейшим стилистическим законом пословицы. Именно краткость придает ей народность и отличает от сентенции, являющейся литературным вариантом пословицы. Широкое применение особых выразительных средств в пословице неслучайно. Пословица есть вид устной народной поэзии. Это обстоятельство заставляет некоторых лингвистов сомневаться в принадлежности пословиц к фразеологии языка. Интересно в этом отношении высказывание финского языковеда Л. Хакулинен, который пишет: “Пословицы, как и загадки, являются произведениями народной поэзии и, следовательно, вообще не относятся к составным элементам самого языка”. С нашей точки зрения пословица должна рассматриваться как в фольклоре, так и во фразеологии. К фольклору пословица относится в силу своего происхождения. Однако, принимая во внимание широкую употребительность пословицы, ее функционирование в словарном составе языка как одного из важных элементов эмоционально-экспрессивной речи, оценочную функцию, которая свойственна ей, как и ряду других групп идиоматики, будет правильным рассматривать пословицу и в составе фразеологических единиц. Пословицы представляют собой очень древний слой фразеологии. В пословицах находит обобщение жизненный и социально-исторический опыт народа; их меткость, доходчивость объясняет популярность этой группы идиоматики. Однако сфера применения пословиц по сравнению со многими другими фразеологическими единицами значительно уже. Связано это с тем, что пословицы как эквивалент фразы, как целое суждение с поучительным смыслом нуждается в соответствующем контексте, а не включается в предложение в качестве его части, как другие фразеологические группы. В качестве примера приведем следующие пословицы: hungry belly has no ears (соловья баснями не кормят), don’t teach your grandmother to suck eggs (яйца курицу не учат), strike while the iron is hot (куй железо, пока горячо), birds of a feather flock together (рыбак рыбака видит издалека или свой своему поневоле брат), the proof of the pudding is in the eating (не попробуешь, не узнаешь), once bitten, twice shy (обжегшись на молоке, будешь дуть и на воду), do in Rome as Romans do (в чужой монастырь со своим уставом не ходят), don’t count your chickens before they are hatched (цыплят по осени считают), grasp the nettle and it won’t sting you (смелость города берет).

Последней из рассматриваемых здесь групп идиоматики являются традиционные сравнения. Традиционные сравнения входят как устойчивые словосочетания в словарный состав языка. Образ, который лежит в основе такого сравнения, известен и привычен для данного языкового коллектива. В каждом языке содержатся традиционные сравнения, анализ которых представляет большой интерес не только в теоретическом плане, но и в целях практического овладения тем или иным иностранным языком. Запас этих фразеологических единиц, зачастую очень старых, отстоявшихся и отшлифовавшихся в языке, пополняется также и новыми словосочетаниями, источником которых являются в большинстве случаев окружающая человека действительность, различные явления и предметы быта и т.п.  Конечно, имеется также большое количество случаев, когда традиционные эквивалентные сравнения вообще отсутствуют, и передача их на другой язык возможна лишь лексическим путем, путем описания содержания словарными единицами не фразеологического характера или же через какие-либо другие языковые средства (использование переносных значений слова и т.п.). Примеры традиционных сравнений: as cunning as a fox (хитрый как лиса), sleep like a log (спать как убитый), go like hot cakes (раскупаться, продаваться нарасхват), tremble like a leaf (дрожать как осиновый лист), as blind as a bat (совершенно слепой), as dead as a door-nail (без каких-либо признаков жизни), as sober as a judge (абсолютно трезвый, ни в одном глазу), fight like Kilkenny cats (драться до взаимного уничтожения), grin like a Cheshire cat (постоянно бессмысленно улыбаться во весь рот, ухмыляться).

Таким образом, главная характерная черта фразеологических единиц – это их устойчивость и стабильность. Однако, исследуя явления языка, следует всегда учитывать специфику предмета – живое, непрестанно развивающееся многообразие языковых форм. Именно поэтому было бы неверно рассматривать образования такого рода как некие застывшие, раз и навсегда созданные “окаменелости”. Изучение фразеологических словосочетаний показывает, что именно устойчивость, неизменяемость оказывается основной причиной, обусловливающей возможность их деформации: оживления компонентов словосочетаний, актуализации потенциальных слов, развития “застывших”, непродуктивных комплексов.

Комментирование закрыто.